Одной из малоизученных тем Великой Отечественной войны остаётся судьба малолетних узников фашистских  концлагерей. В годы Великой Отечественной войны более одного миллиона детей и подростков было угнано в концентрационные  лагеря. По планам руководителей Третьего рейха большинство детей подлежало уничтожению. Они становились принудительными донорами, биологическим сырьем, малолетними рабами, живым прикрытием в ходе военных операций… Дети, как и взрослые, боялись, страдали, трудились и выживали. Наша задача в настоящее время – собрать всю информацию из уст самих свидетелей, которые пережили эту ужасную войну. К сожалению, их остались единицы. Мы хотим как можно больше узнать о жизни  детей войны. Дети и взрослые, которые живут сейчас и испытывают  какие-то трудности, даже представить себе не могут, что перенесли эти дети, и подростки военного времени. Смерть близких людей, адские пытки и мучения, концлагеря — это была трагедия всей страны и всего мира.

И все же, в этот  страшный период рождались и жили дети, которые даже спустя столько лет не могут забыть своих переживаний.

1 83dfa

Наумова Юлия Георгиевна — узник концлагерей. Сейчас ей восемьдесят четыре года. Проживает Юлия Георгиевна в нашем городе в микрорайоне «Октябрьский». Когда началась Великая Отечественная война, ей было восемь лет. В то время её семья жила на Украине, село Кардамичево, Новосёловский район, Одесская область. Она  вспоминает:  «В сорок третьем году осенней ночью в село зашли немцы. Нашу семью выгнали в подвал, а сами заняли наш дом. На следующий день около нашего дома многих расстреляли. Из них: моих двух дедушек и трех маминых братьев. Жители соседнего села ночью убитых похоронили в братской могиле. Остальных сельчан отправили в Германию в концентрационный лагерь, в том числе и мою семью.

2 c7a09

Когда нас угоняли, младший брат крикнул: «фашисты». Немец хотел его ударить нагайкой, но бабушка не дала. Она была из богатой семьи, зная пять языков,  что-то сказала немцу на польском, и он его не тронул. И даже на доме бабушки написали на немецком «Не трогать»,  и она осталось в селе. В Германии в концлагере пробыли четыре месяца,  родителей не видели, нас разделили. Родители работали, а мы находились в сыром без света подвале с крысами, без единого окошечка. Постоянно хотели есть и очень было страшно. Дальше из Германии нас перевели в Польшу в Освенцим. В этом лагере мы находились пять месяцев. Жили в бараке, где были маленькие окошечки. Когда по телевизору показывают лагеря, я плачу. Дальше нам не вероятно повезло. Польский фермер немец по национальности, искал рабочих  и взял нашу семью.  У него мы прожили полтора месяца. Фермер не обижал нас. Приносил нам продукты. Его детей и жену мы не видели. В апреле месяце сорок пятого года нас освободили советские войска. Когда нас отправляли домой, фермер приехал к вагону на бричке и привез нам продуктов: окорок, хлеб, сало, яйца. Отец с матерью наделали бутербродов, а мы всем разносили по вагону яйца и бутерброды. Только после этого нас накормили. Привезли нас во Львов на медицинскую комиссию, документов у нас никаких не было. Мы были изнемождённые  и худые, нам всем четверым детям занизили возраст на два года. Во Львове стоял памятник Ленину и когда объявили Победу, мы бежали к памятнику кричали, радовались и плакали  от счастья. Из Львова нас определили на поселение в Иркутск, как врагов народа, а из Иркутска отправили в Якутию, посёлок Пеледуй, где каждый день отмечались в комендатуре. В сорок седьмом нас реабилитировали, но мы никогда не говорили, что были в плену в лагере. В приличные институты не брали тех, кто был оккупирован и кто вернулся из концлагеря. Нас  считали людьми второго сорта.

3 d3b1e

В Пеледуе мы прожили до 1957 года. Затем  вернулись домой. В нашем доме разместилась школа. Дети школьники ухаживали за памятником расстрелянных односельчан и наших родственников. Мы отказались от своего дома и стали жить у бабушки. Затем из Пеледуя за мной приехал парень и увёз меня назад. Мы поженились с ним, у нас двое детей: сын и дочь.

4 ddba7

Дочь живёт в Саянске, и я переехала  к детям  без мужа — он умер. Я богатая бабушка, у меня 5 внуков и 5 правнуков.       Для детей я больше  всего хочу, чтобы в нашей стране всегда был мир, чтобы они никогда не видели войны,  и любили свою Родину…       

Воспоминания Юлии Георгиевны, очень трогают душу. Война не обошла стороной многие семьи. У каждого человека в России есть своё воспоминание о том страшном времени.

Материал предоставлен библиотекой «Берегиня»

Вечный огонь подвига

Вам также может понравиться